Главная » О факторинге » Нормативно-правовая база » Обзор судебной практики на тему "Факторинг" >>

 

 Обзор судебной практики на тему "Факторинг"
(по состоянию на декабрь 2014 г.)

 

Основные нормы, которыми регулируется указанная сфера:

ст.ст.824-833 ГК

 

1. Правовая природа факторинга

 

В договоре цессии отсутствует условие о финансировании

Как следовало из условий договора ответчик, именуемый в договоре "Цедент", уступал, а истец, именуемый в договоре "Цессионарий", принимал права требования к третьему лицу, принадлежащие цеденту на основании договора и исполнительного листа. В свою очередь цессионарий обязался перечислить цеденту денежные средства.

Ссылаясь на то, что договор по своей сути является договором факторинга и заключен с нарушением правил, установленных главой 43 ГК РФ (финансирование под уступку денежного требования), цессионарий обратился в суд с иском о признании договора недействительным.

Суды квалифицировали договор как договор уступки права требования, исходя из того, что предметом договора являлась передача прав требования к третьему лицу, а платеж истца являлся ценой покупки уступаемого права. В договоре отсутствовало условие, характерное для договора факторинга, о том, что цессионарий берет на себя обязательства по финансированию цедента.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 4 декабря 2006 г. N А48-276/06-1)

 

Предметом факторинга является передача денежных средств

При рассмотрении дела о признании договора цессии недействительным суд установил, что предметом этого договора была передача права требования задолженности по лизинговому соглашению; предметом же договора финансирования под уступку денежного требования является передача денежных средств. По мнению суда, последующую оплату, которую обязался производить в пользу цедента цессионарий, следовало квалифицировать как цену уступленного права, а не финансирование цедента. Возмездный характер цессии обязателен. Таким образом, нормы регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, к рассматриваемым отношениям неприменимы.

Суд также обратил внимание, что предметом цессии являлся не весь комплекс двусторонних обязательств по договорам лизинга, а только конкретное право требования оплаты долга лизингополучателем. То есть в результате цессии перемены лиц в лизинговом обязательстве не произошло. Уступка требования конкретной части долга не противоречит нормам ГК РФ.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 5 июля 2006 г. N А54-677/2006-С22)

 

2. Существенные условия факторинга

 

2.1. Условия, относящиеся к существенным

 

Существенные условия факторинга: сумма финансирования и условие о денежных требованиях

По условиям генерального договора факторинга клиент передал фактору денежные требования, вытекающие из предоставления клиентом товаров, выполнения работ, оказания услуг иностранным дебиторам на условиях отсрочки платежа.

Суд признал генеральный договор факторинга незаключенным.

Согласно действующему гражданскому законодательству к существенным условиям договора факторинга относятся условие о сумме финансирования и условие о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом. По общему правилу денежное требование должно быть идентифицировано в момент заключения договора. Индивидуализация же будущих требований происходит в два этапа, а именно: при заключении договора и в момент возникновения уступленных прав.

Суд установил, что предметом факторингового соглашения были будущие требования, связанные с экспортными поставками. Переход требований осуществлялся в момент их возникновения и должен был подтверждаться подписанным сторонами реестрами уступленных требований. То есть индивидуализация уступленных требований производилась сторонами в указанном реестре.

Реестр в материалах дела отсутствовал, мемориальный ордер суд не принял в качестве доказательства уступки денежного требования, поскольку он не был отнесен сторонами генерального договора факторинга к документам, подтверждающим переход права требования.

Таким образом, поскольку сторонами не был определен предмет договора факторинга, он не мог считаться заключенным.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 4 сентября 2008 г. N А17-5055/05-22-2007)

 

2.2. Предмет договора факторинга

 

Влечет ли возврат товара изменение предмета договора факторинга?

Факторинговая компания обратилась в суд с требованием к покупателю о взыскании денежных средств, ссылаясь на то, что такое право у компании возникло в силу договора факторинга, заключенного между компанией и поставщиком (контрагентом покупателя).

Не соглашаясь с требованиями истца, ответчик обратил внимание, что товар, полученный от поставщика, возвращен после заключения договора факторинга, в связи с чем оснований для взыскания задолженности не имеется.

Суд первой инстанции, а также окружной суд пришли к выводу о правомерности требований факторинговой компании, исходя из следующего.

В соответствии с договором поставки приемка товара и предъявление претензий по качеству и количеству данного товара осуществляется в соответствии с Инструкциями Госарбитража СССР N П-6 от 15.06.65 и N П-7 от 25.04.66.

В силу п. 6 Инструкции Госарбитража СССР N П-7 от 25.04.66 приемка товара на складе получателя при одногородней поставке должна производиться не позднее 10 (десяти) дней после поступления продукции на склад получателя.

В течение десятидневного срока ответчиком заявлено такого отказа не было.

Ответчик не представил доказательств недействительности переданного истцу по договору факторинга денежного требования, что могло явиться основанием освобождения его от обязательства по оплате.

Кроме того передача по каким-либо причинам товара от ответчика в адрес поставщика после замены продавца (кредитора) в денежном обязательстве не является основанием прекращения денежного обязательства, а может только свидетельствовать о возникновении в связи с этим самостоятельного правоотношения.

Не имеется доказательств того, что ответчиком возвращен именно тот товар, который поставлен по договору поставки.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 октября 2009 г. N Ф04-6562/2009)

 

Момент заключения договора факторинга - подписание договора или акцепт реестра уступленных требований?

Компания заключила генеральный договор о факторинговом обслуживании. В соответствии с договором уступка требований считалась совершенной с момента акцепта фактором реестра денежных требований.

Через некоторое время факторинговая компания обратилась в суд к третьему лицу (должнику) с иском о взыскании задолженности.

При рассмотрении дела суд установил, что сторонами был заключен договор уступки будущих требований. По условиям договора уступка требований могла произойти только после направления клиентом реестров уступленных денежных требований и акцепта их фактором. Такие реестры были акцептованы факторинговой компанией путем перечисления денег уже после того, как третье лицо (должник) погасило свой долг. Иными словами, индивидуализация уступленных требований была осуществлена позднее перечисления должником денежных средств. Следовательно, довод фактора о том, что уступка денежного требования произошла в момент подписания генерального договора, необоснован.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17 января 2008 г. N Ф08-8147/07)

 

Уступая требование, необходимо уточнять размер долга по обязательству

Суд признал договор факторинга незаключенным, так как в договоре предусматривалась уступка требования оплаты товара, поставленного на значительную сумму, а упомянутым договором сумма поставки ограничена гораздо меньшей суммой.

Были отклонены доводы заявителя о том, что поставки товаров за пределами установленного договором лимита следует считать сверхлимитными; клиент передал финансовому агенту товарно-транспортные накладные и счета-фактуры на оплату товара, следовательно, договоры факторинга являются заключенными.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 января 2006 г. N А79-3968/2005)

 

Обязан ли должник произвести исполнение фактору, предъявившему уведомление о переходе прав кредитора?

Согласно ст. 826 ГК РФ предметом уступки по договору факторинга может быть будущее требование. Оно считается перешедшим к финансовому агенту только после того, как возникнет само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки.

До перехода к финансовому агенту прав на будущее требование уведомление должника о состоявшемся переходе не имеет правовых последствий. Такое уведомление является лишь распоряжением кредитора произвести оплату третьему лицу, а неисполнение этого распоряжения и оплата самому кредитору не считается ненадлежащим исполнением.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 марта 2010 г. по делу N А32-16258/2009)

 

3. Вознаграждение финансового агента

 

Факторинговые услуги могут быть оплачены путем удержания

Общество, имеющее договорные отношения с банком (финансовым агентом) и выступающее в качестве клиента, обжаловало решение налогового органа о привлечении к ответственности.

По мнению инспекции общество не понесло каких-либо затрат, а банк расплатился за факторинговые услуги своими денежными средствами

Удовлетворяя требование общества, суды указали, что договором факторинга непосредственно предусмотрена оплата факторинговых услуг двумя способами: либо перечислением вознаграждения клиентом на счет финансового агента, либо удержанием агентом сумм вознаграждения из средств, перечисляемых клиенту. Финансовая суть договора финансирования под уступку денежного требования никак не изменяется от того, что банк (финансовый агент) при расчетах не перечислил клиенту (заявителю) оговоренную сумму, включающую сумму установленного для него вознаграждения, а сразу удержал ее в свою пользу. Банком было получено действительное требование, и по нему был произведен расчет.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 29 июня 2009 г. N А57-23790/2008)

 

Обязательно ли в договоре факторинга условие о комиссионном вознаграждении?

При рассмотрении дела об обязательности указания в договоре факторинга условия о вознаграждении фактору, суд руководствовался ст. 824 ГК РФ. В соответствии с этой нормой по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу. Клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Встречным предоставлением клиенту за передаваемое право требования является финансирование фактором по договору факторинга.

Таким образом, нормами гражданского законодательства не предусматривается обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11 августа 2006 г. N А19-20812/05-20-Ф02-3867/06-С1)

 

4. Запрет уступки денежного требования

 

Факторинг: несогласие должника на уступку прав не повлечет недействительность сделки

Организация обратилась в суд, потребовав признать недействительным договор факторинга.

В обоснование требования истец сослался на то, что договор поставки, заключенный между ним и компанией (выступающей клиентом по факторинговому договору), предусматривал обязательное получение согласия истца на уступку прав требования по договору. В соответствии с ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором.

Суд округа счел требование необоснованным и пояснил следующее. В силу ГК РФ уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником есть соглашение о ее запрете или ограничении. Поэтому имеющееся в договоре поставки условие о невозможности переуступки прав не является основанием для признания недействительным договора о факторинговом обслуживании.

Указанные истцом положения ГК РФ о переходе прав кредитора к другому лицу являются общими и применяются в том случае, если отсутствуют специальные нормы, регулирующие правоотношения сторон.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 мая 2009 г. N КГ-А41/3512-09)

 

5. Исполнение денежного требования должником финансовому агенту

 

Фактор не вправе требовать с должника деньги, если они ранее были перечислены клиенту

Факторинговая компания подала в суд иск о взыскании с должника суммы долга. В удовлетворении исковых требований было отказано. В числе прочих обстоятельств указывалось на то, что должник, будучи стороной договора поставки, уплатил поставщику (он же - клиент по договору факторинга) часть суммы долга - именно ту часть, в отношении которой истцом был заявлен иск. В связи с чем, по мнению суда кассационной инстанции, фактор должен был предъявить требования к клиенту, а не к должнику. На это указывало и то обстоятельство, что по условиям договора факторинга лицом, обязанным возвратить финансовому агенту суммы предоставленного финансирования являлся клиент; в случае возврата поставленного товара он же являлся ответственным лицом перед финансовым агентом.

При рассмотрении дела суды также обратили внимание, что в договоре поставки не было согласовано существенное условие о предмете; договор являлся незаключенным. Однако данное обстоятельство, как сказано в решениях, не могло повлечь признания незаключенными генерального договора о факторинговом обслуживании, поскольку на каждую хозяйственную операцию по передаче товара оформлялось дополнительное соглашение с конкретизацией денежного требования и основания его возникновения.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16 декабря 2008 г. N Ф09-9486/08-С5)

 

Должник обязан перечислить фактору деньги, если уступленное клиентом требование действительно

Суд отказал факторинговой компании в удовлетворении иска о взыскании с должника суммы долга, аргументировав свое решение следующим образом.

Согласно п. 1 ст. 830 ГК РФ обязанность произвести платеж финансовому агенту возникает у должника при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование. В генеральном договоре об общих условиях факторингового обслуживания отсутствовали сведения о том, что заявленные денежные требования к должнику являются предметом уступки. Ссылка в договоре на передачу любого требования к любому дебитору не позволяет идентифицировать предмет факторинга. Кроме того, до наступления срока оплаты по договору поставки стороны (клиент и должник) расторгли договор, переданная продукция возвращена клиенту.

Таким образом, по мнению суда, требование финансового агента основано на несуществующем денежном требовании

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17 января 2006 г. N Ф09-4440/05-С3)

 

6. Ответственность клиента

 

Солидарная ответственность клиента и должника перед фактором

Между покупателем и поставщиком был заключен договор поставки товара. Позже поставщик и банк заключили договор факторинга, по условиям которого ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение дебитором денежных требований, подпадающих под условия соглашения, несет поставщик.

Поскольку покупатель задолженность за поставленный товар не перечислило, банк обратился в арбитражный суд с иском о солидарном взыскании с поставщика и покупателя задолженности.

Суд первой и апелляционной инстанций отказали в иске.

К противоположным выводам пришел ФАС СЗО, указав на следующее.

Согласно п. 3 ст. 827 ГК РФ клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.

Таким образом, закон допускает возможность заключения соглашения об ответственности клиента за должника между сторонами договора факторинга.

В дополнительном соглашении к договору факторинга предусмотрено, что ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение дебитором (покупателем) денежных требований, подпадающих под условия соглашения, несет продавец.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что при ненадлежащем исполнении обязательств по оплате уступленных банку денежных требований, поставщик и покупатель являются солидарными должниками.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 сентября 2009 г. N А56-15755/2008)

 

Клиент обязан перечислить средства фактору, если должник не исполнил свои обязательства

Как следует из материалов дела, между покупателем и поставщиком был заключен договор поставки. Позднее банк (фактор) и поставщик заключили генеральный договор факторингового обслуживания поставок внутри России с правом возврата уступленного денежного требования.

Узнав о том, что договор поставки соглашением сторон был расторгнут, банк (фактор) обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с покупателя задолженности за просрочку исполнения обязательств по договору поставки.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что после расторжения договора поставки и возврата товара обязательства между поставщиком и покупателем прекратились, следовательно, на момент рассмотрения иска денежное требование об оплате товара отсутствует.

Было также учтено, что по условиям договора факторинга за неисполнение или ненадлежащее исполнение дебитором обязательств по уступленным денежным требованиям, а также действительность всех уступленных денежных требований поставщик несет ответственность перед финансовым агентом. Основываясь на данном условии договора, суд по другому делу уже взыскал с поставщика сумму финансирования по генеральному договору факторинга.

Таким образом, у суда отсутствовали основания для взыскания в пользу банка (фактора) задолженности с покупателя.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17 августа 2009 г. N Ф09-5940/09-С3)

 

В любой договор факторинга можно включить условия об ответственности клиента за неисполнение уступленного требования

Между организацией и компанией был заключен договор факторинга.

Договор предусматривал ответственность клиента перед фактором за исполнение дебиторами уступленных денежных требований.

Суд округа счел, что включение таких условий об ответственности клиента в договор финансирования под уступку денежного требования не противоречит закону.

Финансирование под уступку денежного требования условно можно разделить на два вида: денежное требование уступается клиентом в целях получения денежных средств (т. е. требование фактически "продается" клиентом финансовому агенту); денежное требование уступается клиентом с целью обеспечить свое обязательство перед финансовым агентом.

В силу ГК РФ клиент не отвечает перед финансовым агентом за исполнимость переданного права. Таким образом, по общему правилу факторинг устанавливается без права регресса (безоборотный факторинг).

Вместе с тем, как пояснил окружной суд, указанные нормы имеют диспозитивный характер.

В рамках договора стороны вправе определить иные меры гражданско-правовой ответственности клиента (предусмотреть ответственность клиента за неисполнение должником уступленного требования). При этом законодатель не ставит такую возможность в зависимость от вида заключаемого договора финансирования под уступку денежного требования.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 9 октября 2008 г. N Ф04-6270/2008(13495-А70-13))

 

Когда клиент отвечает перед финансовым агентом?

В договоре факторинга было установлено, что клиент несет ответственность перед фактором за неисполнение или ненадлежащее исполнение дебиторами уступленных фактору денежных требований. Истец обратился в суд с иском о признании данного условия договора недействительным. В обоснование своих требований истец сослался на п. 3 ст. 827 ГК РФ, в котором говорится, что клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки.

Признавая требования истца обоснованными, суд первой инстанции указал на то, что юридическая природа отношений, возникших между сторонами договора факторинга, соответствует отношениям договора купли-продажи требований. Согласно п. 1 ст. 831 ГК РФ если по условиям договора факторинга финансирование клиента осуществляется путем покупки у него этого требования финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования, а клиент не несет ответственности перед финансовым агентом за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрел требование. По мнению суда, применение п. 3 ст. 827 ГК РФ зависит от вида договора факторинга, которые упоминаются в ст. 831 ГК РФ. В отношении договоров факторинга, предметом которых является покупка требования, п. 3 ст. 827 ГК РФ не применяется

Отменяя решение, апелляционный суд сослался на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права. В своем решении суд указал, что положения ст. 827 ГК РФ и ст. 831 ГК РФ носят самостоятельный характер. Включение в договор факторинга условия об ответственности клиента перед финансовым агентом не ставится в зависимость от вида договора факторинга.

Суд кассационной инстанции согласился с аргументами апелляционного суда. Было обращено внимание, что в соответствии с п. 3 ст. 827 ГК РФ клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки. Однако иное может быть предусмотрено в договоре, что и было осуществлено сторонами договора факторинга.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 сентября 2008 г. N Ф04-5751/2008(12012-А70-13))

 

Фактор в солидарном порядке может предъявить требование к продавцу, покупателю и поручителю

Факторинговая компания обратилась с иском о взыскании в солидарном порядке с продавца, покупателя и поручителя задолженности по возврату финансирования.

Суд признал незаключенным договор поставки, денежные обязательства по которому были переданы продавцом факторинговой компании. Однако посчитал, что передача товара в адрес должника производилась по разовым сделкам. Доказательства оплаты товара должником в материалах дела отсутствовали. Таким образом, требование фактора, основанное на договоре факторинга, обосновано.

Требование к поручителю основано на договоре поручительства, заключенном между фактором и поручителем. Согласно п. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Иное в договоре поручительства не указано.

Требование к продавцу суд также признал правомерным, поскольку согласно п. 3 ст. 827 ГК РФ клиент отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником предъявленного фактором требования, если это предусмотрено договором факторинга. В договоре факторинга такое условие содержалось.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 31 марта 2010 г. N Ф10-1055/10)

 

7. Ответственность финансового агента

 

Должен ли отвечать фактор, если клиент не исполнил свои обязательства перед должником?

По условиям договора факторинга клиент (поставщик) обязался уступить права требования, вытекающие из договора поставки, а факторинговая компания должна была перечислить денежные средства. Поскольку контрагент поставщика (должник) был уведомлен о заключенном договоре факторинга, он перечислил фактору сумму долга за поставленный товар. Однако позже выяснилось, что договор поставки поставщиком не был исполнен. В связи с чем должник предъявил иск к фактору о взыскании неосновательного обогащения.

Суд первой инстанции признал требования должника обоснованными. По мнению суда, фактор не принял мер к получению надлежащих документов, подтверждающих исполнение обязательств со стороны поставщика. Клиент не имел оснований для получения денег от факторинговой компании, последняя не вправе был принимать деньги от должника.

Суд кассационной инстанции передал дело на новое рассмотрение. Судам предлагалось обратить внимание на статью 833 ГК РФ, из которой следует, что ответственность финансового агента является ограниченной. Требования к фактору могут быть предъявлены в двух случаях:

- когда финансовый агент не исполнил свое обязательство перед клиентом по предоставлению последнему денежных средств, предусмотренных договором факторинга;

- когда финансовый агент, напротив произвел соответствующий платеж клиенту в счет уступаемого денежного требования, зная о том, что последний допустил нарушение своего обязательства по договору, заключенному должником.

Также суд указал на то, что установленный факт фальсификации товарной накладной не мог быть обнаружен финансовым агентом при приемке документов, подтверждающих действительность уступаемого права требования. Недобросовестность клиента не может служить доказательством непринятия соответствующих мер со стороны банка.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 15 октября 2007 г. N А19-7659/06-Ф02-7481/2007)

8. Обеспечительный факторинг

 

Вправе ли фактор заявлять свои требования к должнику в рамках дела о несостоятельности?

Факторинговая компания в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника обратилась в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов задолженности должника по договору поставки.

Определением суда требование фактора было удовлетворено.

В кассационной жалобе клиент просил отменить определение. Заявитель жалобы указывал на наличие в реестре требований кредиторов должника собственного требования, основанием которого являются те же документы, что и по требованию, заявленному факторинговой компанией. Фактор не может быть полноценным кредитором по отношению к должникам клиента ввиду отсутствия перемены лиц в обязательстве, и имеет лишь право на получение от должника денежных средств. Настаивая на этом, заявитель также указывал на то, что между ним и фактором был заключен обеспечительный факторинг.

Суд кассационной инстанции аргументы заявителя (клиента) признал неверными, исходя из следующего.

Факторинговая компания является надлежащим кредитором должника на основании договора факторинга: клиент от уступки денежных требований не отказывался. Обеспечительный факторинг не аннулирует обязательства должника перед фактором.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 6 апреля 2010 г. N Ф09-2140/10-С4)

 

9. Расторжение договора факторинга

 

Для расторжения договора уступки права требования не требуется согласия должника

Банк (факторинговая компания), основывая свои требования на заключенном ранее договоре факторинга, обратился в суд с иском о взыскании с общества (должника) задолженности по договору поставки. В процессе судебного разбирательства банк и клиент заключили соглашение, по которому клиент возвращает банку денежное финансирование, а банк передает клиенту право требования. На основании данного соглашения суд произвел процессуальную замену: истцом по делу о взыскании задолженности стал клиент.

При рассмотрении вопроса о правомерности процессуальной замены, суд кассационной инстанции обратил внимание на следующее.

Заключенное в процессе судебного разбирательства соглашение является соглашением о расторжении договора уступки права требования к должнику, влекущее восстановление прав прежнего кредитора (клиента). Клиент являлся фактическим поставщиком товара. Факт поставки должником не оспаривается. Для расторжения договора уступки права требования не требуется получения согласия должника. Следовательно, требования клиента о взыскании долга по договору поставки удовлетворены правомерно.

(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10 марта 2010 г. по делу N А55-838/2009)